Без рубрики

В преддверии январских праздников душанбинская епархия оказала помощь остро нуждающейся семье

31 декабря епископ Питирим посетил семью, живущую в городе Кызыл — Кала. Владыку сопровождали иерей Сергий Волчков, иерей Иоанн Голуб и работники социального отдела епархии.

Семье была оказана материальная помощь продуктами питания и деньгами.

Епископ Питирим поздравил членов семьи с наступающими праздниками и ознакомился с бытовыми условиями. Глава семьи — Елена и дети рассказали о тяжелых условиях, в которых приходится жить.

 

Приводим отрывок из рассказа епископа Питирима «Русские бабушки» в котором описывается судьба данной семьи.

Елена

Есть такая порода людей, которых никогда не зовут по отчеству, ни дядя, ни тетя, ни деда, ни баба – а всегда только по имени. Елена – в переводе с греческого: «факел». И хотя ей за шестьдесят и внуки уже подросли, назвать ее бабушкой или старушкой язык не поворачивается. В 1980-е две семьи – ее и ее родной сестры – прибыли в поселок Кызыл-Кала Хурасонского района Курган-Тюбинской области для работы на современном свинокомплексе со своим производством кормов да с теплыми полами для хрюшек. Всё начиналось блестяще! У сестер были любящие и любимые мужья-русаки – тогда еще можно было найти таких в Таджикистане. Была хорошо оплачиваемая работа. Детей рожали по-таджикски – всех.

Но развал Союза и последовавшая за ним гражданская война сделали свое черное дело: вдребезги разбилось благополучие, камня на камне не осталось от свинокомплекса, русские мужья один за другим покинули семьи, сгинув на бескрайних просторах исторической родины, оставив сестрам: одной – двух детей, другой – семерых. Младшая не вынесла и умерла, а старшая к своим двум взяла еще семь. Когда была полная разруха в стране, Елена ходила с детьми 22 км в областной центр – побиралась. Потом появилась работа на каменоломне. Со старшими дочерьми раскалывала кувалдой известковые глыбы и грузила в машину – за мешок муки.

Дом, вернее – часть дома из саманного кирпича без света и воды, комната 10 кв. метров, к которой терраску 6-метровую пристроили, – вот и вся недвижимость. Людей больше, чем квадратных метров. Дочки повыходили замуж за таджиков, но местные мужья оказались ничем не лучше своих – побросали жен с детьми. И те пришли к маме. Хорошо, что в тех местах девять месяцев в году можно жить на улице. Дров нет, воды нет, лепешки пекут на сухой траве в тандыре. Кормилец-тандыр устоял во время схода селевого потока: сарай, в котором он находился, снесло, а тандыр остался! Вот так и живут: Бога благодарят за кусок лепешки и что есть, где голову приклонить. Правда, Елена признается, что иногда ропщет на Бога: «Если Ты есть, то почему мы так живем?» Но старшая дочь ругает мать: «Не гневи Бога! Слава Богу за всё!» Факел тем и хорош, что никакие ветра, никакие житейские бури не могут его задуть.

А русские женщины и в таджикских селеньях «коня на скаку остановят, в горящую избу войдут»!

 

Рассказ «Русские бабушки» можно прочитать здесь

Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *