Архиерей / Жизнь епархии / Образование и наука

Епископ Питирим принял участие в работе семинара, организованного Комитетом по делам религии

14 марта в Комитете по религии, упорядочения торжеств и обрядов при Правительстве Республики Таджикистан прошел семинар на тему «Борьба с экстремизмом и терроризмом в Республике Таджикистан». На данном мероприятии присутствовали руководители Комитета, епископ Душанбинский и Таджикистанский Питирим, представители религиозных конфессий РТ.

 Обсуждались актуальные вопросы противодействия и профилактики экстремизма и терроризма в стране.

 Епископ Питирим выступил с докладом на тему «Договоры пророка Мухамеда с христианами» (полный текст доклада публикуется ниже).

Доклад владыки был выслушан с огромным интересом и вниманием.

Текст доклада:

Приветствую участников и гостей нынешнего форума, посвященного проблеме религиозного экстремизма. Вера в Бога относится к духовной сфере бытия, поэтому религия отражает в себе отношения Творца и творения. И отношения эти со стороны человека должны отвечать следующим правилам: человек призван наслаждаться Творцом и пользоваться творением. Но человек в греховном состоянии извратил отношения с Богом таким образом, что стал наслаждаться творением и пользоваться Творцом. Такое извращение наиболее наглядно проявляется тогда, когда религиозное сознание перестает жить верой в Бога, подменяя ее политической идеологией. Традиционные религии на протяжении веков старались сохранять свободу от политики, хотя не всегда не всем это в полной мере удавалось. Особенно трудно было противостоять государственной идеологии, когда государство пыталось использовать религию в своих политических интересах. Поэтому принцип отделения религиозных объединений от государства, закрепленный в конституциях многих стран, является очень важным. На этом принципе основан и Закон Республики Таджикистан «О свободе совести и религиозных объединений». В этом году исполняется 10 лет со дня принятия этого важного законодательного документа, регулирующего отношения между светской властью и религиозными объединениями. В государствах светского типа, придерживающихся принципа разделения государства и религиозных объединений, опасность возникновения политических религиозных движений не так высока, как в странах, где религия становится государственной идеологией. Слияние религии и политики почти всегда приводит к религиозному экстремизму, что мы можем наблюдать как в исламских, так и в христианских радикальных религиозных движениях.  Радикальный ислам или радикальное христианство опасны не только своей экстремисткой деятельностью, но и тем, что ставят под удар традиционные, не политизированные формы религиозной жизни. Яркими примерами в прошлом могут служить Крестовые походы, которыми политизированное западное христианство и лице Римско-Католической Церкви на несколько столетий испортило не только собственную репутацию, но и репутацию восточных христиан, несмотря на то, что последние сами пострадали от Крестовых походов. Взятие и разорение Константинополя крестоносцами в 1204 году привело к усилению этно-религиозной вражды на Балканах и установлению атмосферы всеобщего политического хаоса. Однако до сих пор православные христиане слышат в свой адрес упрек в жестокостях крестоносцев, или средневековой инквизиции, которые к восточным христианам не имеют никакого отношения, потому что и Крестовые походы, и костры инквизиции практиковали католики, а не православные. Точно так же мы слышим сегодня в адрес ислама обвинения в насилии, религиозном фанатизме и экстремизме, которые к традиционному исламу никак не относятся, но зато в самом диком, варварском виде осуществляются исламскими политизированными религиозными партиями, объединениями и движениями. И подобно тому, как в начале 13-го века католики-радикалы убивали православных греков, уничтожали их культуру, грабили церкви, так и исламские экстремисты ИГИЛ в начале 21-го века уничтожают все, что встает на пути их фанатичной идеологии, замешанной на религиозной ненависти, нетерпимости и оторванности от многовековой традиции.

А каковы должны быть, согласно исламским законам, и каковы были традиционные отношения между мусульманами и христианами? Пророк Мухаммед заключал с христианами договоры, которые обеспечивали христианам, живущим среди мусульман, безопасность и защиту. Эти договоры подписывались в период с 622 по 632 год и предназначались для того, чтобы защитить мирных христиан, а не нападать на них. Исследование американского исламоведа и арабиста Джона Морроу «Соглашения пророка Мухаммеда с христианами его времени» содержит первоисточники — шесть важнейших документов, принадлежащих пророку  Мухаммеду: Обет пророка Мухаммеда монахам горы Синай; Пакт пророка Мухаммеда с христианами Персии; Договор Пророка Мухаммеда с христианами мира в двух вариантах; Пакт пророка Мухаммеда с христианами Наджрана; и Обет пророка Мухаммеда ассирийским христианам.

В «Договоре Пророка с христианами Наджрана», пророк Мухаммед делает акцент на полной свободе вероисповедания. Он не низводит христиан до людей второго сорта, а обращается к ним как к равноправным гражданам исламского государства. В Договоре написано:

«Настоящим объявляю, что мои войска, ресурсы и мои сторонники будут защищать христиан, как бы далеко они ни находились… Обязуюсь им помогать, беру под мою защиту их людей, церкви, часовни, молитвенные дома, монастыри с монахами и их обители, где бы они ни находились…. Буду защищать их религию и их Церковь… Обязуюсь защищать их от любого вреда и ущерба; освобождать от реквизиции имущества и любых обременительных обязательств и обеспечивать их защиту самолично, моими помощниками, последователями и моим народом от любого врага, нападающего на меня и на них».

Пророк Мухаммед изъясняется предельно ясно: христиане, живущие среди мусульман, должны свободно исповедовать свою религию. Это закон для любого «исламского государства». Точно такие же, если не полностью совпадающие формулировки, находим в других договоренностях, заключенных Пророком с христианами, жившими в Египте, Персии и Иерусалиме.

«Договор Пророка с христианами Наджрана» означает не просто терпимость к христианам и содействие им в исповедании веры – этим договором основатель Ислама возложил на мусульман обязанность помогать христианам и заботиться о них.

Исламский интернет-сайт «Ислам73.ру», комментируя размещенную у себя информацию об охранных грамотах пророка Мухаммеда, пишет: «Принцип религиозного плюрализма, выраженный Мухаммадом в его охранных грамотах христианам и договорах с ними, можно и нужно применять для дальнейшего улучшения отношений между мусульманами и христианами не только в «исламских государствах», но и во всем мире.

Эти документы свидетельствуют о том, что Мухаммад (мир ему и благословение) предпочитал религиозный плюрализм простой толерантности. Он призывал мусульман энергично взаимодействовать с культурно-религиозным многообразием, призывал своих последователей соблюдать обязательства и соглашения с представителями других вероисповеданий. По большому счету можно сказать, что, судя по этим договорам, Пророк ислама призывал умму не отрицать религиозное разнообразие в обществе, а гордиться им, ибо обычной терпимости недостаточно для прочного скрепления социальной ткани.

Договора Пророка Мухаммада (мир ему и благословение) с его современниками-христианами явственно показывают, что политика притеснения христиан, существующая в современных так называемых «исламских государствах», не может быть оправдана в свете заповедей и идей Пророка Мухаммада. Учитывая, что обращение ИГИЛ с христианами настолько жестоко, что, по определению, является «геноцидом», нет никакой возможности как-то примирить действия ИГИЛ со взглядами Пророка (мир ему и благословение).

Христианство всегда было и есть неотъемлемой частью культуры, истории и социальной ткани Ближнего Востока. И это доказывает отношение к христианам Пророка Мухаммада (мир ему и благословение). Его договора с христианами можно рассматривать как лекарство от двух болезней: исламофобии и исламского экстремизма. ИГИЛ и его приверженцам пора услышать этот призыв»[1].

Теперь обратимся к еще одному важному документу, подлинность которого запечатлена отпечатком руки самого пророка Мухаммеда, получившего в исламоведческой литературе название «Фирман Мухаммеда».

Фирма́н Муха́ммеда («Ахтинаме́» греч. Αχτιναμέ του προφήτη Μοχάμεντ; перс. فرمان‎)  – охранная грамота, данная пророком Мухаммедом христианскому монастырю святой великомученницы Екатерины на горе Синай в 620-е годы. Фирман гарантирует монастырю неприкосновенность, свободу отправления в нём богослужений, а также предоставляет синайским монахам налоговые льготы.

После победы Мухаммеда у Бадра (1 марта 622 года) Синайский монастырь направил к нему в Медину делегацию с дарами. В монастырь монахи вернулись с охранной грамотой, скреплённой отпечатком руки Мухаммеда. В качестве причин дарования привилегий архиепископ Констандиус сообщает[1]:

Мухаммед, будучи доволен приёмом, сделанным ему на Синае, в начале его проповедания, и заметив, что правила Синаитов заключались в тихой и благочестивой жизни, в знак благодарности дал своим наследникам письменное завещание, которым подтвердил прежние привилегии, Юстинианом данные, и добавил к ним ещё и свои.

Исследователи отмечают, что в Средние века «…на благосклонность мусульман к синайским монахам влиял фирман (охранная грамота), который по преданию был дан Магометом Синайскому монастырю … составляя по своей веротерпимости предмет удивления магометан»[2].

В 1517 году, когда султан Селим I захватил Египет и безопасность монастыря была под угрозой, монахи предъявили завоевателям фирман Мухаммеда. Султан затребовал документ в Стамбул, где поместил его в султанской сокровищнице, а монахам направил перевод фирмана на турецкий язык[3]. Копия фирмана выставлена в монастырской галерее икон. Об этой истории сообщает архимандрит Арсений в своей «Летописи Церковных событий»:[4]

«…чрез начальника морейского грекоалбанского отряда Черноту, христианина, синайские монахи поднесли в Каире Селиму на серебряном блюде подлинное ахтинаме (грамоту) Магомета, данное их монастырю около 630 года. Султан взял подлинник с собою, а синаитам подтвердил льготы от пошлин в пристанях и таможнях турецких».

Фирман был написан на коже газели куфическим почерком и скреплён отпечатком руки Мухаммеда[3]. Известно два текста грамоты:

  • арабский подлинник (хранится в Стамбуле);
  • перевод на турецкий язык, сделанный в XVI веке, с добавленным вступлением и заключением в самых изысканных выражениях в восточном стиле. Таким образом, данный документ, хранящийся в Синайском монастыре, по своему содержанию больше арабского оригинала.

Арабский текст

Мухаммад ибн Абдуллах, Посланник Аллаха и тщательный опекун всего мира; написал настоящий инструмент для всех людей его народа и его религии, как надёжное и положительное обещание сделанное к христианской нации, последователям Назарянина, кто бы они ни были, будь то благородные или вульгарные, почётные или иначе, говорю так Я: Кто из моего народа дерзнёт нарушить моё обещание и клятву, которая содержится в настоящем соглашении, разрушает обещание Бога, действует вопреки клятве и будет противником веры (не дай Бог), ибо он становится достойным проклятия, будет ли он сам царь или бедный человек, или кем бы он не был.

  1. Всякий раз, когда кому-либо из монахов в своих путешествиях случится остановиться на любой горе, холме, в деревне, или другом жилом месте, на берегу моря или в пустынях, или в любом монастыре, церкви или молитвенном доме, я буду среди них, как хранитель и защитник их, их товаров и вещей, с моей душой, помощью и защитой, совместно со всеми людьми моего народа; потому что они часть моего народа, и честь для меня.
  2. Кроме того, я приказываю всем должностным лицам не требовать каких-либо подушных налогов с них, или любой другой дани, потому что их принуждать или вынуждать к чему-нибудь такого рода.
  3. Никто не дерзнет изменить их судей или правителей, но они должны оставаться в должностях, не будучи высланы.
  4. Никто не должен приставать к ним, когда они путешествуют на дороге.
  5. Какими бы церквями они не обладали, никто не лишит из них.
  6. Кто принимает решение об аннулировании любого из этих моих указов, пусть точно знает, что он аннулирует приказ Бога.
  7. Кроме того, ни их должностные судьи, губернаторы, монахи, слуги, ученики, или любые другие, зависимые от них, не должны платить любые подушные налоги, или быть понуждаемы к этому, потому что я их защитник, где они бы они не были, либо на суше или на море, на востоке или #А и те, что живут спокойно и одиноко на горах, они не должны изымать ни подушный налог, ни десятины от своих доходов и не будет любой мусульманин брать того, что они имеют; ибо они трудятся только для поддержания себя.
  8. Всякий раз, когда урожай на земле будет в изобилии в своё время, жители обязаны из каждого бушеля, дать им определенную меру.
  9. Ни во время войны не должно брать их из жилищ, ни заставлять их идти на войну, ни даже тогда с них не должны требовать какой-либо подушный налог.
  10. В этих одиннадцати главах можно найти всё, что относится к монахам, а остальные семь глав наставляют, что относится к каждому христианину.
  11. Те христиане, которые являются жителями, которые по богатству своему и движению в состоянии платить подушный налог, уплачивают не более чем на двенадцать драхм с головы в год
  12. За исключением этого, ничего не может от них требоваться, в соответствии с прямым распоряжением Бога, который говорит: «И не спорьте (о, верующие) с людьми Писания кроме как только лучшим образом» [29:46 ]. Дайте ваши хорошие вещи им, и разговаривайте с ними, и препятствуйте всем во вреде им.
  13. Если случится что женщина-христианка выйдет замуж за мусульманина, мусульманин не должен пресекать склонность его жены, чтобы удержать её от церкви и молитвы, и практики её религии.
  14. Ни один человек мешать им ремонту их церкви.
  15. Кто действует вопреки моему дару, или разрешает любое противоположное к нему, становится по-настоящему отступником к Богу, и к его божественному посланнику, потому что эту защиту Я даровал им в соответствии с этим обещанием.
  16. Никто не должен брать в руки оружие против них, но, наоборот, мусульмане должны вести войну за них.
  17. И под этим я повелеваю, что ни один из моего народа не дерзнет не делать или действовать вопреки этому моему обещанию, до конца мира[5].

Турецкий перевод

В предисловии грамоты сказано, кому Мухаммед адресовал её:

Писал как для своих единоверцев, так и для всех, исповедующих христианство на востоке и на западе земли, ближних и дальних, грамотных и безграмотных, знатных и простых, давая писание сие в завет.[6]

Среди гарантий Мухаммед устанавливает:

  • «Да не сменится епископ с епархии своей, ни священник с прихода своего, ниже изгонится монах из монастыря своего, и пилигрим да не совратится с пути своего»;
  • «Да не разрушится ни единая из церквей их или часовен, и да не употребится ничего из принадлежащаго церквам их на постройку мечетей или домов мусульман».

Лицо, нарушившее это уставление, фирман называет нарушителем завета Аллаха и противником его пророка (то есть самого Мухаммеда).

Грамота закрепила ряд налоговых льгот (отмену хараджа) для монахов: «Да не налагается никакого сбора и никакой повинности ни на епископов, ни на священников, ниже на кого из посвятивших себя на служение Богу». Дополнительно Мухаммед гарантирует, что в случае повышения цен на продовольствие «да оказывают им вспоможение, давая им в пищу по кадаху с ардеба[7]».

Отдельно оговорён вопрос податей с имущества: «те из них, которые владеют невольниками, имуществом, поземельною собственностию или занимаются торговлей, да не платят более 12 дирхемов в год»[2].

  1.  А. Уманец «Поездка на Синай». СПБ, 1850
    1.  Соколов И. И. Состояние монашества в Византийской церкви с середины IX до начала XIII века (842—1204). Опыт церковно-исторического исследования. М., 2003. С. 93. ISBN 5-89740-090-3
    1. ↑ Перейти к:1 2 Маковеев О. Р. Синайский монастырь и Фирман Мухаммеда Архивировано 14 июня 2006 года.
    1.  Архимандрит Арсений. Летопись Церковных событий и гражданских, поясняющих Церковные — от Рождества Христова до 1879 года
    1.  Перевод сделан с английского текста из Pococke, Richard. ‘Chapter XIV: The Patent of Mahomet, which he granted to the Monks of Mount Sinai; and to Christians in General.’ Description of the East. Vol. 1. London, 1743. pp. 268-70.
    1.  Текст грамоты цитируется по изданию: Уманец А. Поездка на Синай с приобщением отрывков о Египте и Святой земле. Спб., 1850, с. 18-21.
    1.  Арабская хлебная мера

В остальных пяти грамотах пророка Мухаммеда, которые мы здесь подробно не разбираем, в обращениях к христианам Ассирии, Персии (это могли быть армяне и грузины, которые входили в Персидскую империю) содержатся похожие на вышеизложенные положения:

— мусульмане не только не должны убивать христиан, но они обязаны защищать их от врагов;

— ни одно из церковных зданий да не разрушится, собственность церквей да не пойдет на строительство мечетей или домов для мусульман;

— если женщина – христианка входит  в мусульманскую семью – ее должно принять с добротой и дать возможность молиться в ее церкви. Тот же, кто нарушит этот обет Аллаха – тот является бунтарем в глазах Его посланника.

Обет – это значит: обещание. Сам пророк Мухаммед дает обещание христианам, ибо он был не только их правителем, но и покровителем. Обеты были даны на основе взаимных обязательств: если мусульманин нуждается в христианской помощи – христианин должен  дать ему постой и укрытие от врагов в течение трех дней и ночей. Христиане должны защищать женщин и детей мусульман – так гласит обет христианам Ассирии. Подобные обещания, или обеты, содержатся во всех шести документах.

Теперь перенесемся на несколько веков вперед – в начало 20-го столетия. После ожесточенных войн на Кавказе, в царское время, после войны против Шамиля, на некоторое время в государстве Российском установился мир. Но вот началась Первая мировая война. Кавказские народы  не были обязаны служить в царской армии, но по инициативе Николая II была создана так называемая «Дикая дивизия», состоявшая из всадников – мусульман, добровольцев. В нее входило шесть полков —  Кабардинский,  Дагестанский, Татарский, Чеченский, Ингушский и Черкесский. Командовать ею был назначен младший брат царя, Михаил Александрович. Эта дивизия называлась «Дикая» – это слово укоренилось, но это скорее намек на их боевые качества,  которые пугали их противников. И на австрийском, и на германском фронтах Дикая  Дивизия прославились своей доблестью. Они сохранили верность присяге, верность трону даже дольше, чем этнические русские полки. Это было лучшее достижение царского периода, которое желательно иметь и сейчас.

Что касается Средней Азии, то в царское время, когда в состав Российской империи вошли казахские, киргизские, туркменские, узбекские и таджикские земли, отношение коренного мусульманского населения к русским переселенцам было традиционно радушным и гостеприимным. Никакой вражды на религиозной почве. Правда, и политика Царской России в Среднеазиатском регионе была очень внимательной по отношению к вере и национальным особенностям местного населения. Религиозная экспансия в мусульманской среде была категорически запрещена. Даже язычников, проживающих в Средней Азии, было запрещено обращать в христианство, а полагалось отдавать в распоряжение мусульманских проповедников.

Епископ Димитрий (Абашидзе) приводил весьма своеобразную статистику «обращений» (крещений представителей коренного населения) за весь период присутствия Российской империи в Туркестане (ок. 50 лет – еп. П.). В течение этого периода крестилось восемь кара-киргизов, два туркмена, три сарта (узбека) и один перс (таджик)»[3].

«Ислам, благожелательно относящийся к «людям Книги» – христианам, в то же время болезненно реагирует на попытки миссионерства в собственной среде. Православные таких попыток не делали, и отношения между ними и мусульманами сложились наилучшие. Встретив русских переселенцев милосердием и гостеприимством, мусульмане сочувственно отнеслись и к их религиозным нуждам. Храмы они называли русскими мечетями, священника – русским муллой в черном халате. Один крестьянин из села Троицкого (ныне г. Чирчик, Узбекистан), занимавшийся сборами средств на строительство храма, рассказывал, как в его избу вдруг явился «человек в большой чалме и в очень блестящем тулупе (чапане). Крестьянин поначалу страшно перепугался. Но пришедший, оказавшийся муллой из соседнего кишлака, положил перед ним мешочек с несколькими золотыми монетами – пожертвование на «русскую мечеть»… Подобные примеры совсем не единичны. Полностью на средства мусульманских благотворителей были построены сельские храмы в Сретенском (Ходжентского уезда), Тамерлановке (Чимкентского уезда), Успенском (Ферганской области)»[4].

Таким образом, мы видим, что еще сто лет назад отношения мусульман и христиан в странах Средней Азии соответствовали духу тех заветов, которые оставил пророк Мухаммед своим последователям. Но атеистическая идеология позднейшего советского времени всей своей репрессивной мощью прошлась по всем религиям, которые исповедовали граждане СССР. После развала Союза и обретения религиозной свободы, последствия безбожного времени не заставили себя ждать. Традиционный ислам, отличающийся веротерпимостью и милосердием, оказался беззащитным перед натиском радикального исламского экстремизма, пустившего свои корни в исламских республиках бывшего Союза. Кровопролитная Гражданская война в Таджикистане, военный конфликт в Чечне – все это свидетельства вмешательства внешних сил, принесших в мусульманские страны чуждые им идеи ваххабизма, грубо использующего религию в политических целях. Отсутствие преемственности в религиозном образовании и быстро растущее число неофитов, особенно из числа молодежи – наиболее уязвимой перед лицом радикальной исламской пропаганды, – все это способствует быстрому распространению политизированного ислама в странах СНГ. Противостоять этой угрозе можно укреплением позиций традиционных религий, изучением истории существования в едином государстве (на примере Османской и Российской империй) ислама и христианства, знанием подлинных документов, законодательно закрепляющих добрососедские отношения представителей двух авраамических религий. Религиозное невежество – благоприятная среда для распространения радикальных идей. Мрак невежества можно рассеять светом подлинных научных знаний, свободных от всякой идеологии.


[1] Цит. по: информационный портал мусульман Ульяновска и Ульяновской области  Ислам 73.ру: http://umma73.ru/dogovor-proroka-muxammada-s-xristianami-pust-priverzhency-igil-prislushayutsya/

[2] Цит. по Википедия: https://ru.wikipedia.org/wiki/Фирман_Мухаммеда

[3] Цит. по: митрополит Владимир (Иким). «По стопам апостола Фомы», М.Сканус, М., 2011. С.294

[4] Там же. С.295-296.

Автор

Заведующий канцелярией Душанбинской епархии и епархиальным отделом религиозного образования и катехизации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *