Интервью епископа Питирима «Московскому дому соотечественника»

Категории: Uncategorized

У наших прихожан можно многому научиться

 

Владыка Питирим, епископ Душанбинский и Таджикистанский – личность поистине уникальная. Возглавляемая им епархия Русской Православной церкви существует в условиях, назвать которые непростыми – это значит сильно ситуацию приукрасить. Но даже в этих условиях и сам владыка Питирим, и вверенная ему епархия ведут работу, направленную не только на духовное окормление наших соотечественников в Таджикистане, но и буквально спасают некоторых из них от смерти физической.

 

7 июня Его Преосвященству, за неделю до этого принявшему участие в XI страновой конференции российских соотечественников в Таджикистане, исполнилось 50 лет, на юбилей владыки специально приехал митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий.

 

— Ваше Преосвященство, спасибо Вам большое за то, что уделили время из Вашего плотного графика. Позвольте присоединиться к поздравлениям по поводу Вашего юбилея и задать несколько вопросов относительно деятельности Вашей и вверенной Вам епархии.

 

Таджикистан – страна, по преимуществу, мусульманская. А какую роль играет Православие в жизни таджикистанского общества?

 

— На первый, поверхностный взгляд – незаметную. Но если послушать рассказы наших прихожан, переживших здесь в 1990-е годы гражданскую войну, то значение Православия в Таджикистане окажется судьбоносным. В самые опасные минуты покровитель Душанбе святитель Николай Мирликийский сам спасал людей – выводил их из-под обстрела, предупреждал о смертельной опасности. А одной женщине было откровение во сне: она видела стекающую на город черную лавину вооруженных людей, но появился святой Николай Чудотворец, раскинул в сторону руки – и вся эта армада остановилась.

 

В мирное же время в Свято-Никольском кафедральном соборе г. Душанбе каждый день совершается Божественная литургия, за которой священники молятся и мире на таджикской земле, властях и воинстве, о благосостоянии этой страны и всего мира. Молитва за литургией имеет великую силу.

 

Но помимо молитвенного делания, мы осуществляем и просветительскую миссию – ту, которую начали здесь 150 лет назад наши славные предки. Православные верующие во всех храмах Таджикистана приобщаются к русской православной традиции. А это и русский и церковнославянский языки и литература, это отечественная история, церковная певческая культура, церковные праздники и посты – это все наши корни, которые питают древо православного русского мира, как бы широко ни раскинулись его могучие ветви. Окружающие нас мусульмане очень внимательно смотрят, как мы живем, как веруем, и по нашим делам судят о нашей вере. А это большая ответственность – свидетельствовать своей жизнью истинность христианской веры.

 

— С какими нуждами, по преимуществу, сталкиваются прихожане вверенной Вам епархии и как епархия помогает в их разрешении?

 

— В основном – это трудности материального порядка. Таджикистан – самая бедная страна СНГ. К тому же здесь недавно прошла опустошительная война, последствия которой самым трагическим образом отразились и на наших соотечественниках. Большинство из них стали беженцами. Но те, кто остались, находятся порой в самых бедственных обстоятельствах. Самые незащищенные – это пожилые люди, у которых мизерная пенсия. Наших престарелых прихожан мы материально поддерживаем: по церковным праздникам оказываем им финансовую помощь, кормим, помогаем продуктами, одеждой.

 

Но если в столице и крупных городах, где у нас есть православные храмы, мы еще можем отслеживать ситуацию, то в дальних кишлаках можно столкнуться со случаями поистине трагическими. Приведу два последних случая, которых, я уверен, гораздо больше. Русская мать-одиночка, инвалид, с двумя детьми, мальчиками 16-ти и 6-ти лет, без работы, никаких средств к существованию нет вообще – социальные службы тут практически не работают. Спрашиваю: а на что вы живете, как питаетесь? Ответ: что соседи-таджики подадут, то и едим. Потом выясняется, что старший сын ни разу в жизни не ел мясо, поэтому в свои 16 лет выглядит как 12-летний. И уже не может есть мясо, которым его пытались накормить в храме, — его тошнит.

 

Другая история. Мать, русская, с тремя детьми от 16-ти и младше, беременная четвертым от русского мужика, который не хочет работать. У них разрушился дом этой зимой. Осталась крохотная кухонька, которая в любой момент может рухнуть на жильцов. Жить негде. С финансами та же ситуация – что соседи-таджики подадут, то и едят. Благо, что соседи добрые, хотя сами сильно нуждаются. Мы бросили клич в соцсетях – собрали более ста тысяч рублей и с бескорыстной помощью соседей-мусульман построили бедной женщине новый дом. И есть еще два таких случая с рухнувшими домами, правда, детей там нет. Хотя мы сами не имеем практически никакой помощи ниоткуда, но стараемся помогать в таких ситуациях. Я сам пишу обращения на своей странице в Фейсбуке, и добрые люди отзываются. Но вот как-то планировать такую работу мы не можем, потому что нет постоянного финансирования.

 

— А сама епархия как структура — чем могли бы ей помочь желающие, чтобы Православие продолжало занимать достойное место в ряду других конфессий, представленных в Таджикистане?

 

— Самая большая наша нужда – это кадры. У нас нет регента даже архиерейского хора, не говоря уже про все остальные. Никто в Таджикистан ехать не хочет. Прошли времена энтузиастов-бессребреников. Посулами о великой награде в Царстве Небесном современного человека на подвиг служения Богу не призовешь. А ведь это не высокие слова – это действительно так – самая большая награда там, где самая большая нужда.

 

Мне нужны священники-монахи, пономари, певчие; повара даже нет, который мог бы готовить пищу в соответствии с нашими православными традициями – постами и праздниками. Ну и, конечно, любая финансовая помощь нам крайне необходима, как на развитие просветительской деятельности, так и на социальное служение.

 

— Известно, что епархия не только духовно окормляет своих прихожан, но и участвует в целом ряде социальных, учебных, общественных проектов. Какие из них Вам представляются наиболее важными?

 

— Отчасти я уже ответил на этот вопрос. Но если говорить на перспективу, то нам нужна не разовая, а постоянная материальная помощь для содержания и оплаты труда сотрудникам духовно-просветительского центра, который мы строим в Душанбе и где планируем открыть курсы русского языка и литературы, истории и традиции не только для российских соотечественников, но и для всех желающих приобщиться к русской культуре. Поддержка наших социальных проектов тоже очень нужна – чем беднее страна, тем больше в ней остро нуждающихся в материальной помощи. Такое служение ближнему никогда не останется без особого Божьего благословения. Есть у нас и молодежные проекты – летние лагеря в горах, конкурсы, фестивали, которые могут проходить на достойном уровне только при помощи благодетелей. А вот с благодетелями здесь трудно.

 

Местный бизнес находится в очень тяжелых условиях и не спешит оказывать помощь. А российские бизнесмены открыто говорят, что в Таджикистане они не будут поддерживать гуманитарные и социальные проекты. Почему, я не знаю. Но это очень грустно – ведь помогать нужно в первую очередь тем, кто больше нуждается.

 

— Вопрос скорее личного характера – какими Вы видите Ваших прихожан? Кто они?

 

— Это люди, которые безумно любят Россию. Они жадно «впиваются» в каждое новое лицо, прибывшее из их родного Отечества. И все им нравится: и то, что беленькие, чистенькие, и говор чисто русский, без акцента, и спокойная манера общения – все вызывает восторг и умиление. Люди здесь очень гостеприимные и шумные, как все южане. Но на службе в храме ведут себя очень тихо. И рады каждому русскому, приехавшему к ним научить их быть русскими. А оказывается, что у них самих многому можно научиться – терпению, выносливости, радушию, гостеприимству, уважению к старшим.

 

— Не секрет, что сейчас очень многие наши соотечественники, как в Таджикистане, так и за его пределами, особенно остро нуждаются в духовной поддержке, задаваясь вопросами о том, как в наше непростое время, когда мир меняется буквально на глазах, строить свою жизнь дальше. Что бы Вы сказали им в качестве духовного напутствия?

 

— Современный мир сильно поляризуется: все более четко обозначаются границы двух экзистенциальных полюсов – духовного и бездуховного. В православной аксиологии – это истинное христианство и антихристианство. Совмещать и то и другое становится все более неудобно – слишком уж откровенно заявляют себя враги Христовой Церкви. В такие времена христиане вставали на путь исповедничества и мученичества.

 

Главным духовным подвигом в наше время становится твердое и бескомпромиссное свидетельство, что ты христианин, который придерживается традиционных ценностей христианства, не разменивая их на удобные и модные побрякушки. Слова Бога к Ангелу Филадельфийской Церкви из «Апокалипсиса» святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова обращены ко всем ныне живущим на земле “И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле” (Откровение 3: 10).

 

— Спасибо большое, Ваше Преосвященство!

 

Пресс-служба Московского Дома соотечественника

 

Автор: иеромонах Владимир (Мухин)

Добавить комментарий