Чудесное явление Божией Матери на озере Искандеркуль

Это был необычный день. 1000-летие со дня преставления святого равноапостольного князя Владимира. В Москве, Киеве, Корсуне в это время шли торжественные богослужения со множеством православного люда, идущего крестными ходами и прославляющего Крестителя Руси. А мы решили в этот знаменательный день покрестить нашу таджикистанскую молодежь в знаменитом Искандеркуле и совершить праздничную службу в прекраснейших Фанских горах. Праздник удался на славу! Но самым удивительным и неожиданным стало чудесное явление Божией Матери на одной из горных скал. Когда часть нашей группы шла на так называемую «Фанскую Ниагару», я вдруг случайно бросил взор на одну из красивейших скал, ограждавших наш путь. И, к своему удивлению, увидел изображение Богородицы с Младенцем, похожее на Казанскую икону Божией Матери. Обратив внимание спутников на это природное чудо, я попросил его сфотографировать. На снимках явно запечатлелось видимое всеми изображение Богоматери с Младенцем. Вернувшись в лагерь, очевидцы чудесного явления поспешили поделиться со всеми удивительной новостью и фотоснимками. Конечно, на следующее утро все в полном составе отправились созерцать икону Божией Матери на скале. И к всеобщему разочарованию никакой иконы уже не было – просто скала, как ни присматривались! Можно сравнить два снимка – в самый день праздника и на следующий после него. Пресвятая Богородица не остави нас сирых, сохрани нас под Покровом Твоим!

Епископ Питирим

Первый православный молодежный форум, посвященный 1000-летию со дня преставления святого равноапостольного князя Владимира, на озере Искандеркуль

С 26-го по 29-е июля на озере Искандеркуль прошел первый православный молодежный форум, посвященный 1000-летию со дня преставления святого равноапостольного князя Владимира, организованный молодежным отделом Душанбинской и Таджикистанской епархии. В знаменитые своей потрясающей красотой Фанские горы съехались молодые люди со всех православных приходов Таджикистана. Накануне праздника перед вечерним богослужением епископ Душанбинский и Таджикистанский Питирим с клириками Душанбинской епархии совершил таинство крещения семи молодых людей в озере Искандеркуль. В самый день празднования памяти святого равноапостольного князя Владимира 28 июля богослужение началось в утрени, продолжилось водосвятным молебном Святому и увенчалось Божественной Литургией, за которой причащались все участники молодежного форума. Несмотря на продолжительность богослужения (около 5 часов) усталости не чувствовали даже новокрешенные.  Праздник продолжился посещением близ лежащих достопримечательностей: пещеры, в которой, по преданию, останавливался Александр Македонский (кстати, озеро тоже носит имя этого прославленного полководца), пяти горных источников, собранных в одном месте, со вкусом только что растаявшего горного льда, Змеиного озера с кристально чистой водой и мощного водопада под названием «Фанская Ниагара», высота падения воды которого составляет 43 метра. Смотреть на водопад можно только сверху со смешанным чувством ужаса и восторга. Образует «Фанскую Ниагару» вытекающая из Искандеркуля Искандердарья (река Александра). На пути к водопаду владыка Питирим заметил на скале изображение, похожее на Казанскую икону Божией Матери. Более подробную информацию об этом чудесном явлении можно прочитать в специальном репортаже, размещенном на сайте Душанбинской епархии:

В программу молодежного форума вошли спортивные игры и вечер бардовской песни, одна из которых воспевает эти места:

Юрий Визбор

Я сердце оставил в Фанских горах,

Теперь бессердечный хожу по равнинам,

И в тихих беседах, и в шумных пирах

Я молча мечтаю о синих вершинах.

Когда мы уедем, уйдем, улетим,

Когда оседлаем мы наши машины,-

Какими здесь станут пустыми пути,

Как будут без нас одиноки вершины.

Какими здесь станут пустыми пути,

Как будут без нас одиноки вершины.

Лежит мое сердце на трудном пути,

Где гребень высок, где багряные скалы,

Лежит мое сердце, не хочет уйти,

По маленькой рации шлет мне сигналы.

 

 

 

 

Служение на родине

Вторую половину июля Преосвященнейший Питирим епископ Душанбинский и Таджикистанский провел на родине в России. За это короткое время владыка успел посетить и совершить Богослужение во многих дорогих сердцу местах.

18 июля в день памяти прп. Сергия Радонежского и 19 июля на Собор Радонежских святых Епископ Питирим участвовал в Богослужениях в Покровском академическом храме Московской  духовной академии. 21 июля владыка Питирим совершил Божественную Литургию на подворье Хотьковского женского ставропигиального монастыря в деревне Каменки на престольный праздник Казанской иконы Божией Матери. 26 июля епископ Питирим возглавил Литургию в храме Храме Троицы Живоначальной на Пятницком кладбище г. Москва.

 

Слово епископа Душанбинского и Таджикистанского Питирима в храме Живоначальной Троицы на Пятницком кладбище г.Москва, 26 июля 2015 года

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Дорогие отцы, братья и сестры, поздравляю вас с воскресным днём, с памятью святых отцов шести вселенских соборов и с Собором Архангела Гавриила.

Мне сегодня особенно радостно служить в этом храме, потому что по прошествии пятнадцати лет, когда я здесь был алтарником, я сподобился первый раз здесь побывать. Каюсь, что до этого не приезжал сюда, но сегодня эту оплошность свою я исправил и рад всех вас видеть, рад служить в этом храме. И особая моя благодарность, конечно, благочинному – отцу Георгию, который меня где-то год или полтора уже года назад пригласил сюда, в этот храм, послужить; настоятелю отцу Андрею и священникам, отцу Виталию, который остался из старой гвардии. Я всех благодарю, и вас тоже, прихожан, составили сегодня такой молитвенный собор в этом храме, и мы все с вами все усердно помолились Господу.

Вы слышали, наверное, уже сегодня, что я являюсь епископом Душанбинским и Таджикистанским. И так вот из северных краёв меня волей Божией занесло на самый юг и в страну довольно-таки непростую. И вот чем хотелось бы поделиться с вами, какими мыслями и впечатлениями.

Когда я уезжал и сейчас тоже ещё, там, в этих исламских странах происходят очень интересные процессы. Они стремительно исламизируются, буквально на глазах. И не просто исламизируются, как это было ещё, например, три года назад. Там молодёжь ходила в мечети. Практически 99% молодёжи, мужского населения, посещают мечети в Таджикистане, и это с учётом того, что 70% населения в Таджикистане – это молодёжь, люди до 30 лет. Но в последнее время там в мечетях стали раздаваться призывы к тому, чтобы уничтожать христиан, резать христиан. Вот этого не было. Этого не было за всё время существования [там] Церкви: не просто в последнее время, а за все 150 лет, сколько там присутствует Россия, сколько там присутствует Православная Церковь. Всегда очень мирно жили и мусульмане, и христиане. И даже первые храмы в Таджикистане и вообще в Средней Азии, каменные храмы строили именно мусульмане, а не христиане. А сейчас в связи с появлением «Исламского государства», в связи с агитацией экстремистской появляются такие настроения в исламском мире, обращённые именно против нас, против христиан.

Но, если мы обратим внимание на самих себя, на христиан, на то, что здесь творится, в Москве, то [увидим], что здесь идут тоже не очень хорошие процессы. Я с удивлением читаю в новостных лентах о том, что сами православные христиане в Москве борются против строительства православных храмов. Это уже совершенно невиданное дело. Можно понять, когда в 20-30-е годы воинствующие атеисты разрушали храмы, но чтобы сами православные христиане были против строительства храмов, потому что это неудобно им, — вот такого ещё, пожалуй, никогда не было.

И вот эти две угрозы, которые сейчас существуют в мире, очень взаимосвязаны. Именно в последнее время стала усиливаться исламская угроза. Появляется сила, которая может разнести весь христианский мир. Сила, направленная в первую очередь на западный мир, на Европу, Европу, которая стала уже антихристианской — она отказывается от христианских ценностей. Это не просто постхристианская Европа, это уже антихристианская Европа, потому что когда-то она была христианской, и те ценности, которые культивируются в этой Европе, уже являются, действительно, антихристианскими. И здесь вдруг, на Востоке, в арабских странах, возникает сила, которая является антиисламской, которая разрушает ислам тоже изнутри. Вот эти антиисламские настроения и антиисламские силы составляют угрозу именно такому постхристианскому, антихристианскому миру. Потому что, если мы сами, христиане, начинаем бороться против строительства храмов – мы не христиане, мы антихристиане. Это уже настроения антихристовы – и мы даже этого не понимаем!

Откуда такое заблуждение могло появиться в современном мире? Это [произошло] потому, что люди стали жить комфортно. Всего-то 10 лет каких-то мы живём в комфорте – вот эти нулевые годы так называемые. Появилось благополучие. Затянулись таким жирком после страшных 90-х нищих годов и вдруг решили комфортно жить в Православии. А Православие никогда не было комфортным. Это всегда был крест. Сегодня мы с вами в апостольском чтении (1 Кор., 124 зач., I, 10-18) слышали: что такое слово Божие для погибающих? Это юродство. Погибающие никогда не понимают, что такое слово Божие; для них это юродство, безумие. А для спасающихся это сила Божия (см.: 1 Кор. 1, 18; см. также: Деян. 17, 18; Рим. 1, 16). И вот христиане, нынешние христиане, здесь, в Москве, потеряли эту соль (ср.: Мф. 5, 13). Они стали воспринимать христианство, истинное христианство, как безумие, как юродство.

Один мудрый человек сказал, что мы с вами должны наслаждаться Творцом и пользоваться творением, а мы, христиане, стали наслаждаться творением и пользоваться Творцом. Нам должно быть всё удобно: чтобы храмы наши находились в таких местах, которые бы нам не мешали, чтобы вообще Бог нам не мешал. Не мешал нам жить комфортно, не мешал нам жить в благополучии.

Вот такое какое-то «розовое христианство» (термин давно был выдуман, ещё в XIX веке это появилось; Константином Леонтьевым, мыслителем нашим и монахом оптинским), «розовое христианство», разбавленное и разжиженное – вот мы что сейчас наблюдаем. И наказанием такому христианству является этот вот ислам, он уже возник. Они – ревностно ходят в мечети. Они ревностно соблюдают свою уразу. Сейчас там шестидесятиградусная жара, и мусульмане все практически, молодёжь – стопроцентно! – соблюдали уразу, а им нельзя ни есть, ни пить до захода солнца. И они все это добросовестно выполняли. У нас в это время шёл Петров пост, и я видел, как христиане во время Петрова поста едят мясо, едят молочное и так далее – постоянно нарушают пост, даже не стесняясь меня. А мусульмане нет. Даже самые высокопоставленные из них соблюдают уразу, терпят.

И те [люди], которые, может, и неправильно верят в Бога, но ревностно, могут стать наказанием для наших нынешних «розовых христиан» — таких вот расслабленных. Такое часто было в истории. Падение Византийской империи было именно из-за этого, когда христане перестали быть христианами, солью земли (Мф.5,13), когда они перестали сохранять этот мир и поддерживать его, – вот тогда пришли мусульмане и тогда христиане взмолились по-настоящему, но осталось их совсем мало, и храмов осталось совсем мало… И они уже не будут спрашивать, где им строить свои мечети, у тех, которые сейчас сопротивляются строительству храмов! Не дай Бог нам дожить до этих времён. А угрозы эти есть.

Поэтому будем понимать и объяснять тем, которые не понимают, что такое истинное, настоящее христианство, что это самоотвержение, что это хвала Богу и слава Богу, и храмы Божии должны быть в самых лучших местах, самых красивых, а не где-то на пустырях и в таких местах, где [они] недоступны, некрасивых. Наши с вами предки прекрасно это понимали, когда строили храмы в самых лучших местах и всё самое дорогое отдавали именно для храма. Они понимали, что храм – это дом Божий, и всё самое дорогое, всё самое ценное должно быть в этом храме Божием.

Мы с вами видим и этот храм тоже, который никогда не закрывался: насколько он благолепен, сколько осталось в нём старых икон, не разорённых ещё. И особая благодать здесь, конечно, присутствует – в этом храме, в тех храмах, которые не закрывались. И мы должны с вами всё это сохранить, не потерять ни в коем случае. А у нас, конечно, большая опасность это потерять именно из-за нашей теплохладности.

Ведь какая будет самая страшная характеристика христиан последних времён? Именно теплохладность. Именно так их характеризует Откровение Божие, Апокалипсис, — что они будут теплохладными (см.: Откр. 3, 15-16). Эта теплохладность, болезнь теплохладности уже сейчас поселилась в наших сердцах — и в наших умах тоже, когда мы начинаем логически думать, где нам строить храмы и как бы они нам не мешали, чтобы нам было удобно и чтобы все эти удобства совместить. Христианство – это неудобная религия. Она никогда не была удобной (православное христианство).

Те тенденции, которые сейчас у нас появляются, очень опасны. Я вижу их ещё с другой стороны – со стороны исламского мира, и моя прямая обязанность вас об этой угрозе предупредить, потому что ситуация меняется стремительно. Ещё два месяца назад этого не было, не было этих призывов резать христиан. А сейчас они появились. И здесь в Москве всё больше и больше раздаются призывы к тому, чтобы не строить храмов; [идёт] борьба против храмов. Это взаимосвязанные явления. Мы сами вызываем из инфернальных глубин эту страшную силу, которая может нас наказать.

Поэтому будем усердно молиться — мы, те, которые понимают, в чём суть настоящего христианства. Ходить в храм и не лениться ходить в храм. Молиться и поститься. Поститься так, как положено. Потому что те, которые нам противостоят, они это всё выполняют. Поэтому мы должны с особой ревностью [служить Богу], те, которые не постились, те, которые пропускали службы. Нужно сейчас быть ревностными, потому что время наступает очень опасное.

Я вас всех очень рад видеть, благодарю вас и надеюсь, что эта моя первая служба здесь, в этом храме, будет не последней и это станет доброй традицией, и мы с вами будем почаще встречаться, если, конечно, отец благочинный нам разрешит и благословит. И мы будем тогда с вами как-то более знакомы, потому что я уже, честно говоря, <…> многих из вас не узнаю, но это как раз и хорошо. Хорошо, что появляется много новых людей, которые становятся, я надеюсь, вот такими ревностными христианами – не [такими, как] те христиане, про которых я сегодня говорил.

С праздником всех вас поздравляю и благодарю!