Без рубрики

Епископ Душанбинский и Таджикистанский Питирим принял участие в конференции посвященной 20-летию Конституции Республики Таджикистан

20 мая 2014 года в городе Душанбе по инициативе комитета по делам религии при президенте РТ была проведена конференция на тему «Конституция Республики Таджикистан, свобода вероисповедания и мирное сосуществование религий»

В конференции приняли участие представители различных религиозных объединений Таджикистана, сотрудники Правительства и конституционного суда РТ, научные работники Национального Университета Таджикистана и сотрудники комитета по делам религии.

Целью проведение конференции было совместное обсуждение и оценка роли Конституции как гаранта мирного сосуществования на территории Республики Таджикистан людей различных наций, религиозных убеждений, культурных традиций и их свободного волеизъявления.

В ходе конференции епископ Питирим выступил с докладом «Роль церкви в укреплении мира и согласия в государстве на примере истории России»

 

Роль церкви в укреплении мира и согласия в государстве на примере истории России.

 

Дорогие участники форума, в своем небольшом выступлении я попытаюсь раскрыть важность традиционных религиозных ценностей в сохранении гражданского мира и согласия в кризисные моменты русской истории. В этом году исполняется 700 лет со дня рождения самого известного святого Русской Православной Церкви – преподобного Сергия Радонежского – великого Игумена Земли Русской. С именем этого святого связаны два важнейших события в становлении российской государственности: освобождение от Ордыского ига и объединение разрозненных русских земель в Московское Царство.

Обратимся к судьбоносному моменту на заре русской истории – крещению святым князем Владимиром Руси в 988 году. Этот выбор определил цивилизационную парадигму молодого государства русичей, ставших сначала учениками, а затем наследниками богатейшей восточной византийской культуры. В Киевской Руси после 988 года происходит бурный расцвет христианской культуры: храмового зодчества, переводной богослужебной и святоотеческой литературы, иконописи, гражданского и церковного права, появляются первые школы.

Таким образом, переход от язычества к христианству ознаменовался бурным расцветом культуры во всех сферах.

Но вместе с тем уже в первом поколении христиан – среди детей просветителя Руси святого князя Владимира – обнаружилась и самая главная и серьезная болезнь – соперничество, приводящее к раздорам и междоусобной брани. В этом связи весьма знаменательно, что первыми канонизированными русскими святыми стали два сына святого равноапостольного князя Владимира благоверные князья Борис и Глеб, павшие жертвой междоусобной брани. Убитые своим братом Святополком, получившим после этого прозвище окаянный, они, на заре русской истории, явили пример христоподражательного подвига. Борис, любимец своего отца, святого Владимира – крестителя Руси, обладавший лучшей дружиной, безропотно предает себя в руки врагов. В «Сказании о святых мучениках Борисе и Глебе» – литературном памятнике сер. ХI века – приводятся слова Бориса, решившего не отвечать злом за зло: «Не подниму руки против старшего брата: он мне вместо отца». И далее следует его умилительная молитва к Богу: «Ты ведь знаешь, Господи, знаешь, что не сопротивляюсь я, ни слова против Твоей воли не говорю, а имея в руках все войска отца моего и всех любимых отцом моим, ничего не замышляю против брата моего».

Еще более трогательная картина разворачивается в сцене убийства младшего брата Глеба, который пытается остановить убийц смиреной мольбой пощадить его молодость и с кротостью ветхозаветного Исаака приносит себя в жертву. Подвиг святых благоверных князей-страстотерпцев Бориса и Глеба обнажил главную болезнь русской души – страсть к раздорам – и показал способ врачевания этого смертельно опасного недуга – через самопожертвование, даже до смерти, как Христос.

С этого времени вся история русского народа протекала между двумя противоположностями – святостью и окаянством. В широкой русской душе эти две крайности вели ожесточенную борьбу, которую Ф.М. Достоевский обозначил известным выражением: «Здесь Бог с дьяволом борются, а поле битвы ­ сердца людей».

Преодолеть удельную междоусобицу могло только потрясение, которое или полностью уничтожило бы враждующие роды, или заставило бы их сплотиться против общего врага. Нашествие с востока монголов с бесчисленными полчищами покоренных татар стало катастрофой, в которой русские сразу увидели Божие наказание за свои грехи. В горниле этого огненного испытания должны были переплавиться самость и эгоизм удельных князей. Поражение разрозненных русских дружин на реке Калке в 1223 году открыло новую страницу русской истории – период татаро-монгольского ига.

Через сто лет после Батыева разорения Руси в убогой келье преп. Сергия в дремучих Радонежских лесах родилась великая идея единения Руси по образу и подобию Пресвятой Троицы. Когда не оставалось уже никакой надежды на человеческие силы для освобождения от тяжкого ига, явилась помощь свыше. У благочестивых ростовских бояр Кирилла и Марии родился сын, названный Варфоломеем, еще во утробе матери и по рождении своем отмеченный чудесами. Именно ему было предназначено воплотить идеал русской святости. Кроткий, смиренный, тихий, немногословный, трудолюбивый, терпеливый и бесстрашный, преподобный Сергий не просто горячо любил свою родину и дерзновенно молился за нее, но деятельно участвовал в устроении ее судьбы. По просьбе московского князя Дмитрия и митрополита Алексия ездил в Нижний Новгород для примирения суздальского князя Дмитрия с его братом Борисом, уже будучи старцем, ходил пешком в Рязань, чтобы устроить вечный мир между непримиримыми до того врагами: Дмитрием Московским и Олегом Рязанским. Но самое важное государственное деяние явил преподобный Сергий, когда уверенно благословил московского князя Дмитрия на победу в Куликовской битве. Как заметил Л.Н. Гумилев, «на Куликово поле пошли рати москвичей, владимирцев, суздальцев… а вернулась рать русских… Это было началом осознания ими себя как единой целостности – России».

Идея единства Руси нашла свое отражение в непревзойденном памятнике русской иконографии – образе Пресвятой Троицы. Этот шедевр, как гласит «Сказание о святых иконописцах», был написан преподобным Андреем Рублевым по просьбе игумена Троицкого монастыря преподобного Никона «в похвалу отцу своему святому Сергию». Преподобный дал завет иконописцу: «Воззрением на Святую Троицу побеждать ненавистную рознь мира сего».

В этом чудотворном образе сокрыт весь смысл русской истории – прошедшей, настоящей и грядущей. Выразить его можно одним словом – единство. Когда Россия забывает о своем призвании быть единой по образу Пресвятой Троицы, ее постигают бесчисленные беды и скорби, из инфернальных глубин выходит ее окаянство и восстает на святость. И тогда опять становится нужной жертва самозабвенной любви.

В Смутное время, грозившее России потерей национальной независимости и государственности, опять была явлена помощь Божия погибающей Руси. Святой патриарх Ермоген, заточенный поляками в Чудовом монастыре Кремля, мучимый голодом, из темницы призывал русский православный народ к единению и ополчению на врага. Из Троице-Сергиевой Лавры игумен Дионисий рассылал по всей Руси грамоты с обращением к православным защитить свою веру и спасти погибающее Отечество. Эти призывы нашли отклик в душе русского народа: гражданин Минин и князь Пожарский собирают народное ополчение и освобождают Москву от поляков. Но и тут потребовалась жертва – священномученик Патриарх Ермоген умирает в темнице от голода, немного не дожив до дня освобождения.

Самая последняя и страшная смута – революция 1917 года – тоже была ознаменована кровавой жертвой. Начало трагедии – отречение от царского престола императора Николая II – многими историками ставится в вину святому царю-страстотерпцу. Но нам, потомкам участников и свидетелей тех грозных событий, важно понять, что не царь отрекся от своих подданных, а подданные от него. Ему же оставалось по образу Христа добровольно принести себя в жертву. Царь взял вину народа на себя, чтобы святостью страшного выбора победить разбушевавшееся окаянство. Строки из письма дочери царя Великой Княжны Ольги Николаевны, написанного в Тобольске, месте заключения Царской Семьи, раскрывают смысл добровольных страстей святых царственных мучеников: «Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь».

Все, кроме одного, прозвучавшие в моем докладе имена принадлежат лучшим представителям Русской Православной Церкви – это, выражаясь светским языком, ее элита. Все они или прославлены в лике святых, или золотыми буквами вписаны в летопись отечественной истории. Это люди глубоко религиозные, ревнители, своим христианским и гражданским подвигом принесшие славу своему Отечеству. В их вере не было и тени  фанатизма. Есть один важный критерий, по которому можно оценить, с кем мы имеем дело – с религиозным ревнителем или фанатиком. Ревнитель мучает самого себя, а фанатик – других.

Во всех религиях проблема фанатизма и связанного с ней религиозного экстремизма время от времени приобретает опасную остроту. Это касается и христианских, и иудейских, и исламских сообществ, не говоря уже о тоталитарных сектах. Справедливости ради следует отметить, что в странах Центральной Азии эту опасность очень хорошо понимают и руководством этим стран предпринимаются важные меры по профилактике и борьбе с религиозным экстремизмом. Очень важной составляющей в этой работе является повышение уровня образованности религиозных деятелей. Фанатиками, как правило, становятся отличающиеся невежеством члены той или иной религиозной группы или объединения. Часто эти люди толком не знают вероучительных установлений той религии, которую они исповедуют. Узость мышления и ограниченность знаний они компенсируют напористостью и агрессивностью в поведении. Всю эту энергию нужно было бы с молодости направлять на получение фундаментальных знаний, как в сфере религии, так и в других сферах науки и культуры. С культурным, образованным человеком всегда можно договориться, а с фанатичным невеждой – нет. Когда во главе религиозного объединения стоит просвещенный человек, деятельность всего верующего сообщества бывает мирной, созидательной, продуктивной и полезной для государства. А фанатично настроенные руководители религиозных общин сеют смуту, раздоры и конфликты, представляя собой постоянную угрозу мирному существованию всего общества в целом.

Подводя итог своему выступлению, мне хотелось обратиться к представителям всех религиозных объединений, собранных сегодня в этом зале: давайте соперничать в любви и милосердии, давайте делиться друг с другом имеющимися у нас знаниями и опытом, давайте молиться друг за друга, чтобы в том обществе, где мы все совершаем свое служение Богу и людям, царили мир, любовь и согласие!

 

 ПИТИРИМ

ЕПИСКОП ДУШАНБИНСКИЙ И ТАДЖИКИСТАНСКИЙ

Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *