ИЕРОМОНАХ ВЛАДИМИР (МУХИН): «МЫ ВЕРИМ В ПРОМЫСЛ БОЖИЙ»

Беседы о Православной Церкви на постсоветском пространстве

Иван Астахов

В 2021-м году исполняется 30 лет с момента прекращения существования Советского Союза. Это событие дало начало множеству процессов, некоторые из которых продолжаются до сих пор. Уже в годы Перестройки стало значительно меняться положение Русской Православной Церкви. Однако с распадом СССР положение Церкви изменилось кардинально.

В советские годы в целом положение Русской Православной Церкви было примерно одинаково во всех союзных республиках. Все меняется с распадом СССР на 15 независимых государств. В связи с различными политическими, юридическими, историческими и религиозными условиями часть епархий преобразуется в самоуправляемые Церкви (Украинская Православная Церковь, Латвийская Православная Церковь, Эстонская Православная Церковь, Православная Церковь Молдавии), экзархат (Белорусский Экзархат), митрополичьи округа (Митрополичий округ в Республике Казахстан, Среднеазиатский Митрополичий округ). Наконец, часть епархий сохраняют свой статус (Виленская епархия, Бакинская епархия). Несмотря на столь разнообразные формы организации, все они сохраняют каноническое единство с Русской Православной Церковью.

В связи с этим мы решили поговорить с клириками, которые служили и до сих пор служат в Православной Церкви на постсоветском пространстве. Героями наших публикаций будут священно- и церковнослужители бывших союзных стран. Наши собеседники расскажут о положении Православной Церкви в их странах, поделятся своими воспоминаниями.

Наш первый герой – настоятель храма Архистратига Божия Михаила в городе Бохтар (Республика Таджикистан), заведующий канцелярией Душанбинской епархии и епархиальным отделом религиозного образования и катехизации иеромонах Владимир (Мухин). Храм в Бохтаре – один из самых южных на канонической территории Русской Православной Церкви. До границы с Афганистаном чуть более 200 километров.

«В 15 лет я начал воцерковляться»

– Здравствуйте отец Владимир! Вы человек очень интересной и необычной судьбы. Расскажите о себе. Где вы родились? Когда стали ходить в храм?

– Здравствуйте, Иван, и вы, дорогие читатели! Я родился в городе Одессе, в Южной Пальмире. В храм стал ходить в 15 лет. Это был храм в честь моего святого. Я тогда носил имя Григорий. Был крещен в честь святителя Григория Богослова. В течение 20 лет я был в этом храме: пономарил, вел воскресную школу, был чтецом и нес различные другие послушания.

– В 15 лет стали сами ходить в храм? Что вас подвигло на это?

– Крещен я был в младенчестве, по настоянию бабушки. Причем крестили меня на дому. А уже в сознательном возрасте я начал воцерковляться. Первоначально мне стало интересно, что открывается новый храм недалеко от места, где я жил. Узнал, что это храм в честь святого, имя которого я ношу.

Я стал читать духовную литературу. Первое, что мне попалось, – это толковая Библия Лопухина, которая вышла к Тысячелетию Крещения Руси. И с этого постепенно началось мое воцерковление, мой путь к Богу.

– Как восприняли это люди, вас окружавшие?

– Люди относились неоднозначно. Это было еще только начало 1990-х годов. Кто-то поддерживал, кто-то посмеивался. Я еще, естественно, учился в школе. Некоторые меня не понимали. Но, это мнение окружающих на меня не сильно влияло. Я выбрал свой путь и им шел, и продолжаю идти.

Я выбрал свой путь и им шел, и продолжаю идти

– Вы росли в нецерковной семье?

– Да, можно сказать и так. Только бабушки у меня были верующими, церковными.

Такое часто случается в современной жизни. В 1990-е годы порой дети приводили родителей к Церкви, ко Христу. Мы сначала с братом, можно сказать, воцерковились. Потом уже потянулась мама. Она стала очень верующим человеком. Мама преставилась в 2012-м году. Отец – не могу сказать, что стал человеком верующим. Он в храм особо не ходил, только на Пасху, на Рождество мог заглянуть. Но, слава Богу, перед смертью исповедался, соборовался, причастился. Надеюсь, что Господь его помиловал и принял в Царствии Небесном.

– Царствие Небесное вашим родителям! Отец Владимир, когда вы решили стать священником?

– Я могу сказать, что принятие священства для любого человека – это серьезный шаг. И я долго, в принципе, не решался сделать этот шаг. В течение 10 лет преподавал в Одесской духовной семинарии, и только уже после того, как закончил это послушание, уже здесь, в Таджикистане, по благословению нашего, на то время, владыки Питирима Душанбинского и Таджикистанского, я сначала принял монашество, а затем диаконский и священнический сан.

«Меня благословили, что бы я тоже иподиаконствовал у Патриарха»

– Отец Владимир, вы являетесь свидетелем церковной жизни не только в современном Таджикистане, но также на протяжении многих лет были прихожанином Украинской Православной Церкви. Можете ли вы вспомнить, как возрождалась церковная жизнь после 1991 г., то есть после распада Советского Союза и получения Украинской Православной Церковью автономного статуса?

– Церковная жизнь в Одессе, в Украинской Православной Церкви, в принципе, на всем постсоветском пространстве действительно начала возрождаться в 1990-е годы. Возрождались духовные школы. Одесская духовная семинария, слава Богу, в советское время не закрывалась. Точнее, она закрылась сразу после революции, а после войны она была открыта. Пытались ее закрыть в 1961-м году, при Хрущеве. Но, слава Богу, это властям не удалось. Огромное количество храмов в Одессе, Одесской епархии открывалось в 1990-е годы. Сейчас вся Одесская область (там сейчас находится две епархии) насчитывает 500 приходов! Мало какие епархии могут похвастаться таким количеством приходов. Конечно, это огромная заслуга митрополита Одесского и Измаильского Агафангела[1], который с 1992 года и по нынешнее время возглавляет Одесскую епархию. И, в частности, я был свидетелем возрождения многих храмов, особенно храма Святителя Григория и мученицы Зои, который был построен на средства знаменитого Одесского городского головы и мецената Григория Григорьевича Маразли[2], в честь и память своих родителей, в честь их святых.

Конечно, были нестроения, связанные с церковным расколом, который в конце 1980-х – начале 1990-х годов стал распространяться на территории Украины. Однако раскол Одессу и Одесскую епархию затронул незначительно. Потому что большая часть верующих людей осталась и остается верной канонической Православной Церкви.

– В каких духовных учебных заведениях вы обучались?

– Я закончил Одесскую духовную семинарию в 1999-м году. И в 2003-м году закончил Киевскую духовную академию.

– Отец Владимир, в 1990–2000-е годы произошло много исторических событий. Некоторые из них прошли перед вашими глазами. Расскажите, пожалуйста, поподробнее о встрече трех Патриархов в Одессе в 1997-м году.

– Это было великое торжество для Одессы, когда прибыли три Патриарха: Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, Патриарх Варфоломей Константинопольский и Грузинский Патриарх Илия II. Они посетили и Одесскую духовную семинарию. Мне доводилось сопровождать Патриарха Илию в Свято-Успенский кафедральный собор, в Свято-Ильинский мужской монастырь. У меня даже есть фотография с ним. Кстати, очень важно, что на ней все трое Предстоятелей подтвердили, что признают и поддерживают только каноническую Украинскую Православную Церковь, которую возглавлял в то время блаженной памяти покойный Митрополит Киевский Владимир (Сабодан).

Приятно было видеть, как торжественно принимали Патриархов. Многие тысячи людей вышли встречать Предстоятелей. Торжественно встречали их и руководители Одесской области, руководители города. Конечно, радостно было, когда Святейший Алексий на Рождество Пресвятой Богородицы, как я до сих пор помню, служил в Свято-Успенском кафедральном соборе. Интересно, Святейший приехал с небольшим количеством иподиаконов. Меня благословили, чтобы я тоже иподиаконствовал у Патриарха. В алтаре он раздавал иконки, после литии, если не ошибаюсь. Потом подхожу к нему на помазание. Он мне дает иконку, но потом говорит: «Ой, Григорий, я же тебе ее уже давал». Каждому приятно слышать свое имя. А тут тем более – когда Патриарх тебя запомнил, было очень приятно. Очень теплые воспоминания вообще о Святейшем. Он был человеком необычайной скромности, любви.

– Отец Владимир, вы также пообщались с Патриархом Грузинским Илией II. Каким он запомнился вам?

– Особо близкого общения с ним у меня не было. Мы сопровождали его в качестве иподиаконов. Запомнилось, что он был человек скромный. Тогда он был, конечно, значительно моложе.

«О владыке можно говорить очень много»

– Отец Владимир, были ли в Одессе какие-то поползновения в сторону автокефалии?

– В южных, восточных областях Украины это движение имело значительно меньше приверженцев, чем в западных и даже в центральных областях. В Одессе буквально несколько храмов перешло в «Киевский патриархат», который так назывался в то время. Сейчас он официально ликвидирован, хотя Филарет себя продолжает считать патриархом «Киевского патриархата». В области есть несколько десятков приходов так называемой ныне «Православной церкви Украины». Но, как я уже говорил, подавляющее большинство, более 90 % приходов, сохранило единство с канонической Православной Церковью.

Подавляющее большинство сохранило единство с канонической Православной Церковью

– Какие были характерные особенности жизни церковной Одессы в 1990-2000-е годы? Какие значительные проекты были выполнены? Может быть, были некие движения, о которых стоит упомянуть?

– Вспоминается, как до канонизации Государя мы собирались на различных площадках, например, в Домах культуры. Читали лекции о Царе, о его подвиге. Уже читали и акафисты, показывали фильмы. Различные мероприятия проводили в дни памяти Царственных мучеников.

Также хочется вспомнить, что по благословению владыки ежегодно в день основания города проходил общегородской крестный ход, посвященный этому событию.

Особо хочется подчеркнуть возрождение Спасо-Преображенского кафедрального собора, который, по некоторым данным, являлся третьим по размерам в Российской Империи, после храма Христа Спасителя и Исаакиевского собора. Спасо-Преображенский собор был построен в XIX веке. В нем были похоронены знаменитые одесские деятели: князь Михаил Семенович Воронцов[3] со своей супругой Елизаветой Ксаверьевной Воронцовой[4]. Здесь же были похоронены одесские святители, в том числе святитель Иннокентий Херсонский[5]. После возрождения этого собора, трудами митрополита Агафангела, останки князей Воронцовых были перезахоронены здесь, и также были перенесены мощи Иннокентия Херсонского с кладбища в Свято-Успенском Патриаршем мужском монастыре. Святитель был прославлен. Сейчас все события и не вспомнишь. Целую книгу можно писать о церковном возрождении даже в Одесской епархии, не говоря уже обо всей Русской Церкви.

– Отец Владимир, расскажите, пожалуйста, о митрополите Агафангеле. Все-таки это человек-легенда. Может быть, вам запомнились какие-то моменты в общении с ним? Или вы хотели бы что-то выделить в нем?

– В первую очередь хочется сказать, что митрополит Агафангел является одним из самых активных сторонников единства с Русской Православной Церковью. Это еще проявилось в начале 1990-х годов, когда Филарет только начинал свою деятельность в качестве, так сказать, борца за автокефальную Церковь, независимую от Москвы. Владыка один из немногих открыто выступил против этого движения, выступил против Филарета, за что даже на некоторое время был запрещен в служении. В будущие годы владыка всегда поддерживал единство с Русской Православной Церковью. Это важно для нашей Церкви.

Второе качество – это его молитвенность. Владыка даже сейчас, несмотря на свои преклонные годы (ему уже за 80), совершает очень и очень много богослужений, даже по сравнению с другими архиереями. Почти каждый вторник он совершает акафист у иконы Божьей Матери «Млекопитательница», которая находится в Свято-Успенском монастыре. По пятницам совершает акафист перед чудотворной Касперовской иконой Божьей Матери. Очень часто служит на престольные праздники. Естественно, служит в воскресные и праздничные дни. То есть его любовь к Богу, к Божьей Матери, о чем он часто говорил в проповеди, является настолько искренней и неподдельной, что это видно всем прихожанам. И поэтому владыка стяжал очень большую любовь у одесской паствы.

Третье качество, которое хотелось подчеркнуть, это то, что он очень сильно повлиял на возрождение церковной жизни на Одесской земле. Это возрождение храмов. Это и постройка новых храмов и монастырей, тех, которых никогда не было.

Вообще о владыке можно говорить очень много. О нем даже уже написаны книги!

– Отец Владимир, также мы знаем, что Одесса в советское время была одним из духовных и административных центров Русской Православной Церкви. Да и вообще никогда не была бедна на выдающихся церковных деятелей. Расскажите, пожалуйста, каких заметных личностей Одесской епархии вы можете вспомнить?

– Действительно, Одесса может похвастаться многими выдающимися церковными деятелями и архипастырями. Это и владыка Сергий (Петров)[6], который долгие годы управлял Одесской епархией и в то же время был управляющим делами Московского Патриархата. Это владыка Никон (Петин)[7], который был другом знаменитого профессора-офтальмолога Филатова[8]. Из тех людей, с которыми был знаком я, хотелось бы вспомнить протоиерея Александра Кравченко[9], который тоже десятилетия был ректором Одесской духовной семинарии и оставил значительный след в ее истории. Он был духовным писателем (после него осталось значительное литературное наследие). Я уже знал его, когда он был настоятелем Свято-Троицкого храма, который в Одессе именуют греческим, потому что этот храм был многие годы подворьем Александрийского Патриархата. Отец Александр был замечательный человек: эрудит, интеллигент. Когда я с ним говорил, то ощущалось, что он очень образован, и с ним было интересно и просто общаться. Он был достаточно доступным человеком.

Кстати, в Одессе до середины 1990-х годов было подворье Александрийского Патриархата, которое было потом перенесено в Москву. Интересно, что экзархом Александрийского Патриархата в Одессе был нынешний Патриарх Александрийский Феодор. Мне довелось с ним пообщаться, когда он посещал Одессу, после того как уже перестал быть экзархом. Одесситы его любили. Он даже несколько слов знал по-русски.

Хотелось бы вспомнить еще одного ректора Одесской семинарии. Это нынешний митрополит Сумской и Ахтырский Евлогий (Гутченко). Он тоже человек, преданный Церкви, преданный единству Русской Православной Церкви. Он запомнился мне как преподаватель. Он преподавал у нас катехизис, догматическое богословие. Его лекции оставили очень серьезный глубокий след. Он обладал значительной эрудицией, и, главное, он умел хорошо донести материал до студентов. В то же время он был прекрасным администратором, замечательно ладил с преподавательской корпорацией, со студентами, и был настоящим отцом для Одесской духовной семинарии.

– Владыка Агафангел возродил очень много храмов. Немало он построил и новых церквей. И, конечно, возродил Спасо-Преображенский собор. Скажите, пожалуйста, как в Одессе складывались взаимоотношения Церкви и власти?

– Интересный вопрос! Можно сказать, что в 90% случаев отношения с властью складывались на региональном уровне значительно лучше, чем на государственном. Конечно, были мэры Одессы, с которыми было несколько сложнее работать. Но даже в годы правления президентов, которые отрицательно относятся к канонической Православной Церкви, на городском уровне у митрополита Агафангела хватает мудрости находить очень теплые и конструктивные взаимоотношения. Даже сейчас, в нынешней непростой ситуации в церковно-государственных отношениях на Украине, у владыки получается сохранять очень хорошие теплые отношения с нынешним городским головой Одессы.

– Отец Владимир, что касается вашей преподавательской деятельности в Одесской духовной семинарии. Расскажите, пожалуйста, что вы преподавали? Какими теплыми воспоминаниями о семинарии вы можете поделиться?

– С Одесской духовной семинарией связаны самые теплые воспоминания. Это и годы учебы, и годы преподавания. Преподавал в Одесской духовной семинарии я на протяжении 10 лет – с 2003 по 2013 год. Преподавал общецерковную историю на первом и втором курсе семинарии. Это очень интересно, потому что стараешься передать те знания, которые были вложены в тебя в годы обучения. Знаю, что студенты хорошо воспринимали материал, который я им преподавал.

«Есть Крещения, значит, есть еще будущее у епархии»

– Отец Владимир, с Украины мы теперь перенесемся непосредственно к вашему нынешнему месту служения, в Таджикистан. С какого года вы служите в Таджикистане? Кем являются ваши прихожане?

– В Таджикистан с Украины я приехал в 2014-м году, когда у нас произошли известные события. Меня пригласил владыка Питирим, с которым здесь мой брат познакомился, а затем познакомил и меня. Здесь мой брат работал в сфере медицины. Я подумал, что интересно будет увидеть другую страну. Я вообще люблю путешествовать. Тем более я знал, что здесь епархия, Церковь нуждается в священнослужителях, потому что мало кто желает здесь служить. Владыка Питирим 30 марта 2015 года меня постриг в монахи. А еще в 2014-м году я стал диаконом. И в 2015-м году, на Светлой Седмице, в один из наших престольных праздников «Живоносный источник», в Светлую Пятницу, я был рукоположен в иеромонахи.

Я служу в будние дни в Свято-Никольском кафедральном соборе в Душанбе, а также являюсь настоятелем храма Архистратига Божия Михаила в городе Бохтаре, который раньше назывался Курган-Тюбе. Конечно, большинство наших прихожан – это люди пожилого возраста, бабушки, дедушки. Слава Богу, есть еще и дети. Представители Дипломатического корпуса также посещают наши храмы. Есть у нас и военный храм. Некоторые военные ходят в храм и в Курган-Тюбе, и в Свято-Никольский кафедральный собор. Это те военные, которые живут вне военной части, вне 201-й дивизии.

– Что касается состояния епархии, когда вы прибыли в нее. Какой вы ее застали? Что с тех пор удалось сделать? Какое духовенство здесь служило?

– Безусловно, расстроило то, что количество прихожан не соответствует количеству прихожан в Одессе (смеется). Нет того благолепия церковного, которое есть в моем родном городе. Хор значительно проще. Прихожане более пожилые, чем на Украине, в России. Мало молодежи. Ну, и сам храм, конечно. Здание кафедрального собора было перестроено из гаража Таджикской киностудии.

Здание кафедрального собора было перестроено из гаража Таджикской киностудии

За то время, когда владыка Питирим[10] управлял епархией, произошли значительные изменения – в том смысле, что был проведен ремонт кафедрального собора. На территории собора была постелена плитка. Было построено новое здание епархиального управления, где разместился и зал для собраний епархиальных, кабинет архиерея, крестильня, трапезная и другие помещения, необходимые для епархии. Со временем был построен духовно-просветительский центр на территории епархии.

Что касается духовенства. Часть духовенства – это местные священнослужители. Это отец Роман Чебоненко, который служит на 201-ой российской военной базе. Это отец Сергий Волчков, который служит в городе Турсун-Заде. В Курган-Тюбе служил отец Иоанн Голубь, который сейчас переехал в Россию. Здесь были еще два иеромонаха из России, из монастыря Царского в Ганиной Яме в Екатеринбургской епархии. Мой сосед, отец Стефан (Растунцев), который служит со мной в кафедральном соборе, отец Мардарий (Тарасов), который служит в храме Марии Магдалины в городе Худжанд, Согдийской области. Есть еще иерей Владимир, мой тезка, который служит в городе Чкаловске, ныне город Бустон.

С одной стороны, количество русских, наших прихожан уменьшается. Они уезжают. Но, как ни странно, приходят новые. Вот сегодня, допустим, у нас было два Крещения, вчера было два Крещения. То есть когда есть Крещения, значит, есть еще будущее у епархии. Здесь есть с кем работать, потому что есть русские, русскоязычные, которые не воцерковлены, которые даже не ходят в храм или ходят раз в год, посвятить куличи. Мы видим, что есть еще с кем работать, есть, где сеять. И мы надеемся, что Господь даст нам еще и пожать те плоды, того, что мы посеяли.

– Насколько я понимаю, основные ваши прихожане – это русские люди. Поэтому интересует такой вопрос: много ли среди православных Таджикистана представителей местного населения?

– Конечно, основный состав наших приходов – это русские люди. Но есть и метисы. Их тоже значительное количество. Есть у нас и чистые таджики, в частности, наш диакон кафедрального собора, отец Андрей Изатшоев. Его имя до Крещения – Хуршед. Ходят также немногочисленные грузины, которые здесь остались. Есть корейцы. Даже немцы есть. У меня помощница на приходе в городе Бохтаре – немка. Очень доволен этим человеком. Она хорошо помогает мне, хорошо ведет дела прихода в мое отсутствие.

– Даже не думал, что настолько многоэтнична ваша паства в Таджикистане! В связи с этим возникает вопрос, на каком языке вы служите и ведете проповедь?

– Служим мы, конечно, на церковнославянском языке, потому что большинство наших прихожан – русскоязычные. Соответственно, и проповеди говорим на русском языке. Однако, по сложившейся традиции, малая ектинья на литургии у нас произносится на таджикском языке.

– Отец Владимир, насколько прихожане вовлечены в приходскую жизнь? Какова их степень ответственности за храм, за помощь духовенству? Участвуют ли ваши прихожане в принятии важных решений на приходе?

– Прихожане, как и в российских, украинских храмах, являются членами приходского совета, дежурят по храму, помогают в работе социального отдела нашей епархии. Готовят кушать, раздают еду, посещают больных, убирают храм. В принципе, все как и в других приходах Русской Православной Церкви.

– Что касается внебогослужебной работы на приходе. Какая проводится работа в этой области?

– Как я сказал, у нас есть дежурные по храму. Это люди, которые не просто убираются в храме, но это и катехизаторы, которые беседуют с нашими прихожанами. Вообще, миссионерство, по большому счету, запрещено в Таджикистане, но те, кто приходит к нам, еще до общения со священниками общаются с нашими помощницами, которые закончили заочное отделение Ташкентской духовной семинарии. Естественно, у нас есть регулярные поездки в горы, которые организуются молодежным отделом. У нас ежегодно проводится международный молодежный форум «Искандер-Куль» на одноименном знаменитом озере.

– Расскажите о жизни русского населения в Таджикистане. Как относится местное население к русским? Каковы социальные условия?

– В большинстве местные жители относятся вполне доброжелательно к русским. Социальные условия очень тяжелые. Пенсия в Таджикистане самая низкая по странам бывшего Советского Союза. Недавно смотрел статистику. Средняя или минимальная пенсия здесь составляет 28 долларов! Конечно, здесь очень низкая стоимость коммунальных услуг. За воду, за газ, за электричество здесь платят значительно и значительно меньше, чем в России или на Украине. Но вместе с тем продукты здесь стоят так же, как в России, на Украине. Даже говорят, что некоторые продукты дороже, чем в наших странах. Поэтому выживать, особенно пенсионерам, здесь очень тяжело. Здесь на помощь и приходит Церковь.

Я думаю, не очень просто находиться хоть и среди дружелюбного окружения, но инокультурного, иноверного, иноязычного. Мы живем при храме, и я особо не ощущаю, что нахожусь за границей своей Родины. Я вообще говорю, что для меня Родина там, где есть храм Божий. Тем более – здесь в основном окружение наше, русское. В основном приходится общаться со своими соотечественниками. Священнослужителям в этом смысле значительно проще. Когда здесь в Душанбе жил мой брат (он прожил здесь примерно 5 лет), он всегда говорил, что просто приходит сюда отдыхать душой. Не скажу, что он особо воцерковленный, хотя ходит по воскресеньям на службу. Но здесь он находил, не в последнюю очередь, именно общение со своими земляками, с русскими, украинцами, белорусами. Словаки тут одно время ходили. То есть храм – это еще и место культурного общения для наших сограждан. Это тоже здесь очень и очень важно.

– Отец Владимир, Таджикистан – это, наверное, одна из беднейших стран постсоветского пространства. В связи с этим, что можно сказать о жизни в Таджикистане, о людях, и вообще, о той огромной помощи, которая оказывается трудами социального отдела Таджикистанской епархии?

– Таджикистан действительно одна из беднейших стран на постсоветском пространстве. Вы знаете, что многие здоровые мужчины и женщины работают на заработках за рубежом, в основном, конечно, в России, в других странах, которые являются более обеспеченными.

Наш социальный отдел оказывает значительную поддержку, помощь нашим прихожанам, в первую очередь. Хотя и не только. Бывает, что мы помогаем нецерковным людям, мусульманам. Но в большинстве, конечно, это наши прихожане. Это и еженедельные, по воскресным дням, обеды после Божественной литургии. Это ежемесячная раздача продовольственных наборов, в которые входят основные продукты питания: сахар, макароны, консервы, подсолнечное масло и так далее. Иногда мы оказываем помощь и в ремонте квартир, домов малоимущим людям. И также оказываем помощь различными лекарственными средствами. Помогаем мы и в проведении медицинских операций.

– Таджикистан – страна по преимуществу мусульманская. В связи с этим возникает вопрос: как складываются взаимоотношения с мусульманами? Как складываются отношения с государственной властью?

– 99 % населения Таджикистана – это мусульмане. Какие у нас есть точки соприкосновения? Это, в первую очередь, наши «Иоанновские чтения», которые, к сожалению, пока не проводятся из-за пандемии. Мы их проводим на площадке исмаилитского центра в Душанбе. Здесь исмаилиты достаточно серьезно представлены. У них хорошие площадки: исмаилитский центр в Душанбе, исмаилитский центр в Хороге на Памире. «Иоанновские чтения» посвящены взаимоотношению, взаимодействию христиан и мусульман, не только Таджикистана, но и всего мира.

С государственной властью мы сотрудничаем в основном в лице Комитета религии при Правительстве Республики Таджикистан. Проводим различные конференции, форумы. В принципе, отношения достаточно теплые, достаточно конструктивные.

– Отец Владимир, на вашей памяти были ли примеры того, как кто-то из числа местного населения принимал Православие?

– Да, конечно! Хотя, это не так часто, но периодически, принимают Православие таджики, метисы. Ну, и в частности, как я говорил, наш диакон является этническим таджиком.

– Отец Владимир, в связи с нашей беседой, возникает еще одни вопрос: насколько много проживает сейчас в стране русских?

– Русские и русскоязычное население – это подавляющее меньшинство. По переписи 2010 года, это было всего 30 тысяч человек. После этого перепись не проводилась. По некоторым оценкам, сегодня осталось только 7 тысяч русских на территории Таджикистана. Как я уже сказал, это в основном пожилые люди. Пенсии здесь очень и очень маленькие. Поэтому живут они очень бедно. Помогает наш социальный отдел, помогает Посольство, некоторые другие благотворительные организации.

«Делай что должно, и будь, что будет»

– Да, ситуация, конечно, не внушает позитивного настроения… В то же время, я знаю, что вы активно благоукрашаете свой приход в городе Бохтар. Вы активно ведете ремонтные работы в храме Архангела Михаила. Расскажите, пожалуйста, о своем храме поподробнее. Когда появилась община, когда он был построен?

– Храм Архистратига Михаила в городе Бохтар был открыт в 1943-м году, по другим данным – в 1945-м году. Первоначально это был простой небольшой домик. В 2008-м году было принято решение начать строительство большого храма. Даже по российским меркам он достаточно большой. Был хороший спонсор. Смета составляла миллион долларов. Но, к сожалению, этот спонсор уехал за границу, с ним контакты пропали. Поэтому приходится достраивать его огромными усилиями. Работы еще осталось много. Надо и дом закончить, надо и плитку постелить, и галерею доделать, кондиционеры поставить в верхний храм, потому что там невозможно служить из-за жары (в нижнем храме у нас уже есть кондиционер). Затраты огромные, и без привлечения средств, в первую очередь российских, эти работы закончить невозможно. Мы благодарим всех, кто помогает нашему храму! Наши прихожане в большинстве пожилые люди, хотя есть некоторые и военные, так как в Кургане расквартирована 201-я российская военная база. Действует у нас в храме и воскресная школа. Опять-таки, люди в основном бедные, поэтому мы тоже кормим по воскресениям, раздаем продуктовые наборы нашим прихожанам.

Ну, и то, что вы говорите, что не вызывает каких-то позитивных эмоций наше состояние, состояние нашей епархии, – это действительно так. Многие говорят: на что вы рассчитываете, для чего вы тут служите и так далее. Но мы верим в Промысл Божий, что раз мы здесь находимся, мы нужны здесь, нужны нашим верующим людям. Эта ситуация уже не первый год. Вообще девиз моей жизни, может, он не совсем церковный, но по содержанию достаточно христианский: «Делай что должно, и будь, что будет». Поэтому мы выполняем свое послушание, свое служение здесь, на таджикской земле.

– В связи с этим напрашивается вопрос: какие, вообще, вы лично видите перспективы, цели для Православной Церкви в Таджикистане?

– О перспективах достаточно сложно говорить. Мы служим для тех людей, которые остались. Внушает оптимизм, что дети русские, православные все равно здесь есть. Работают воскресные школы при приходах. Кроме того, 201-я военная база присутствует. Также представители различных посольств, предприниматели, которые работают здесь, в Таджикистане. Я несколько семей знаю, которые вернулись из России, даже с Украины, чтобы здесь работать. Здесь тоже есть работа, которая достаточно хорошо оплачивается, в частности, это строительство различных ГЭС, которые здесь активно строятся. Для этого привлекают высококвалифицированные кадры, которые приезжают из России, Украины. Поэтому мы всех их тоже окормляем. Есть семьи, которые даже и не думают уезжать из Таджикистана. Поэтому наше служение здесь продолжается, с Божьей помощью.

– Отец Владимир, напоследок задам вам личный вопрос. Скажите, пожалуйста, какие люди оказали наибольшее влияние на ваше духовное становление?

– Это, конечно, большое количество людей. Но особо стоит подчеркнуть одесского митрополита Агафангела, митрополита Викентия, который возглавляет наш Среднеазиатский округ и который рукополагал меня в диаконы. Это и наш епископ Питирим, который здесь был архиереем до 2019 года. Наш владыка Павел[11], который сейчас управляет епархией. Это мои настоятели в храме Григория Богослова: покойный протоиерей Павел Сулаков[12], протоиерей Аристид Руссу[13]. Это знаменитый схиархимандрит Иона (Игнатенко)[14] из Одессы, с которым мне довелось в свое время общаться. Он давал мне большое количество духовных советов. Ну, и многие другие, кому я благодарен за свое духовное становление.

– Да, отец Владимир, личности поистине исторические! В завершение нашей беседы что бы вы хотели пожелать читателям?

– Читателям я бы хотел пожелать помощи и милости Божией в их трудах, совершенствовании, пути ко Христу! Желаю также спасения, крепкой веры, здоровья и Божьего благословения! Спаси Господи за внимание, и, надеюсь, до новых встреч!

– Благодарю вас, отец Владимир, за столь интересную и познавательную беседу!

***

Храм Архангела Божия Михаила в Бохтаре очень нуждается в Вашей помощи.

Просим, по возможности, направлять ваши пожертвования на Яндекс кошелёк: 410014052985701.

Обязательно присылайте имена, за кого необходимо помолиться!
Ваши имена можно присылать в личных сообщениях или на
 WhatsApp: +992 933330769.

С иеромонахом Владимиром (Мухиным)
беседовал Иван Астахов

[1] Агафангел (Саввин) (р. 1938) – митрополит Одесский и Измаильский, постоянный член Священного Синода Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.

[2] Маразли Григорий Григорьевич (1831–1907) – В 1878–1895 гг. был городским головой Одессы. Много сделал для развития города. Вкладывал свои средства в развитие Одессы. В воздаяние заслуг Маразли, еще при жизни его именем была названа одна из улиц.

[3] Воронцов Михаил Семенович (1782–1856) – Светлейший князь, генерал-губернатор Новороссийского края в 1823–1844 гг. При нем Одесса вступил в полосу интенсивного развития.

[4] Воронцова Елизавета Ксаверьевна (1792–1880) – Супруга светлейшего князя М.С. Воронцова. Занималась обширной благотворительной деятельностью.

[5] Святитель Иннокентий Херсонский (1800–1857) – Архиепископ Херсонский и Таврический с кафедрой в Одессе. Выдающийся церковный богослов и проповедник, «Русский Златоуст». В 1997-м году был причислен к лику местночтимых святых Одесской епархии. В 2017-м году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви благословил общецерковное почитание святителя Иннокентия.

[6] Сергий (Петров) (1924–1990) -В 1965 г. назначен архиепископом Одесским и Херсонским. В 1971-м г. возведен в сан митрополита. В 1986-м г. назначен управляющим делами Московской Патриархии. В 1987-м г. освобожден от должности управляющего делами Московской Патриархии.

[7] Никон (Петин) (1902–1956) – в 1948-м г. был назначен епископом Херсонским и Одесским. В 1951-м г. был возведен в сан архиепископа.

[8] Филатов Владимир Петрович (1875–1956) – Профессор, офтальмолог, Герой Социалистического труда, академик АН УССР, лауреат Сталинской премии I степени, совершил несколько открытий мирового уровня, главными из которых стали пересадка роговой оболочки и тканевая терапия. Был также глубоко верующим человеком, дружил с Патриархом Алексием I, архиепископом Лукой (Войно-Ясенецким) и архиепископом Никоном (Петиным).

[9] Протоиерей Александр Кравченко (1931–2005) – племянник архиепископа Никона (Петина). В 1975–1991 гг. был ректором Одесской духовной семинарии. В 1992-м был назначен помощником Экзарха Александрийской Церкви и исполняющим обязанности настоятеля Свято-Троицкого (греческого) храма. В 1999-м г. после закрытия Александрийского подворья в Одессе, стал клириком Свято-Троицкого храма. Был прекрасным проповедником и плодовитым церковным писателем.

[10] Епископ Питирим (Творогов) управлял Душанбинской епархией в 2012–2019 гг.

[11] Павел (Григорьев), епископ Ейский и Тимашевский, временно управляющий Душанбинской епархией с 2019 г.

[12] Протоиерей Алексий Сулаков (1934–2005 г.) – В 1993–1995 гг. настоятель храма Святителя Григория Богослова и мученицы Зои в Одессе. Погиб в автокатастрофе вместе с сыном – диаконом Александром.

[13] Протоиерей Аристид Руссу (1938–2004) – в 1965-м г. рукоположен в сан иерея. Служил в ряде храмов Одессы и Одесской области.

[14]Схиархимандрит Иона (Игнатенко) (1925–2012) – В годы Великой Отечественной войны работал в тылу на оборонном предприятии. После войны был трактористом, шахтером, работал на нефтяных промыслах. Когда заболел туберкулезом, дал обет, что если выздоровеет, уйдет в монастырь. В 1971-м г. был принят в число братии Одесского Свято-Успенского монастыря. Был духовником монастыря, пользовался большим уважением у верующих. В 2010-м г. Святейший Патриарх Кирилл, при посещении Свято-Успенского монастыря, имел продолжительную беседу с отцом Ионой.

Автор: иеромонах Владимир (Мухин)

Заведующий канцелярией Душанбинской епархии и епархиальным отделом религиозного образования и катехизации

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *