Духовные дары — я всем их желаю

 

Не так давно в Русской Православной Церкви, представленной в Душанбе, произошло событие высокого исторического и духовного значения. Свою первую службу здесь отслужил епископ Душанбинский и Таджикистанский Питирим.

Чем было вызвано назначение духовного лица такого высокого ранга сюда? Не массовым ли оттоком русскоязычного населения из страны? 

Это абсолютно не связано с политическими событиями в стране и миграцией. Как говорят: «пришло время» и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл решил провести церковную реформу – образовать в пределах больших епархий митрополии, а в пределах митрополий – небольшие епархии, так чтобы каждый епископ, возглавляющий епархию, был доступен и для клириков своей епархии, и для прихожан храмов, входящих в ее состав. Надо сказать, что это по своей сути – историческое событие. Подобная реформа коснулась не только Центрально-Азиатского региона, но и всей России, где создаются митрополии и в каждой митрополии имеется по несколько епархий.

Дело в том, что и в прежние времена, епископов было мало, (да и сейчас не хватает). Церковь в Советском Союзе была гонима до 1988 года. А когда гонения прекратились, выяснилось, что в церковной системе не хватает образованных священников. В 1990-е годы рукополагали в священники людей без духовного образования, которые не только не знали основ Богословия, Канонов, не могли грамотно проводить службу, у многих даже среднего образования не было. По ныне действующему Уставу Русской Православной Церкви – людей, не получивших духовного образования, нельзя рукополагать. Священник обязательно должен закончить духовную семинарию.

Очень крупное деяние патриарха Кирилла — увеличить количество епископов. Прежде у каждого епископа была зачастую необъятная епархия. Была Туркестанская епархия, куда входили все страны средней Азии: Казахстан, Узбекистан, Туркменистан и Таджикистан. А епископ для них был всего один. И естественно не мог (даже физически) на такой огромной территории объездить все приходы. Сейчас эта территория разделена на 2 митрополичьих округа. В Казахстанском 9 епископов, 9 епархий. В свою очередь, Среднеазиатский митрополичий округ разделён на 4 епархии – Ташкентская и Узбекистанская, Ашхабадская и Туркменистанская, Бишкекская и Кыргыстанская, Душанбинская и Таджикистанская.

Недавно Вы встречались с мэром столицы — Махмадсаидом Убайдуллаевым. Это был визит вежливости с вашей стороны, или деловая встреча?

И по долгу вежливости, и по долгу службы — плодотворная, дружеская беседа. Шёл разговор о нашей здесь деятельности. Кстати, мэр столицы пообещал выделить участок земли под строительство кафедрального собора и епархиального центра. Дело в том, что храм святителя Николая, где сейчас регулярно совершаются архиерейские богослужения, расположен в стороне, у окраины города и не очень удобен для кафедрального собора. Для епархии должен быть создан целый комплекс служб с канцелярией, воскресной школой, епархиальными отделами…

Но на это потребуются огромные затраты!

Естественно. Главное для нас, чтобы под строительство собора была выделена земля в центре города. Тогда прихожане смогут регулярно посещать утренние и вечерние службы. У нас богослужение начинается не с утра (с литургии), а с вечера. Человек должен быть на вечерней службе и затем на утренней. Тогда считается, что он полную службу посетил. Но из-за проблем с транспортом этого прихожане себе позволить не могут. Приезжают на службу с утра, а вечернюю пропускают. Когда собор будет находиться в центре, в более оживлённом месте и вблизи транспортной развязки, у людей будет больше возможности для посещения служб.

Рядом с Российским консульством есть небольшой участок земли, в который бы прекрасно вписался и наш собор. Но разрешение на строительство должно давать само российское консульство. Это был бы идеальный вариант. Очень оживлённое место, на пересечении 2-х крупных городских проспектов. Мы написали письмо в соответствующие органы, но ответа пока нет.

С властями страны и столицы мы намерены выстраивать дружеские отношения, как это везде практикуется. В этом отношении власти нам во многих зарубежных странах идут навстречу. К примеру, в Страсбурге для строительства православного храма выделено место в центре города.

Думаю, что власти Таджикистана тоже будут нам помогать. От нашего присутствия здесь людям будет только польза. По своей сущности — православная вера миротворческая. Для проживающих в Таджикистане православных любой национальности наше присутствие является утешением, укрепляет в человеке веру и дух.

И ещё важный момент. Присутствие церкви удержит отток из страны русскоязычного населения, среди которых немало высококвалифицированных специалистов. Они плодотворно трудятся в Таджикистане и одновременно получают духовную пищу. В этом отношении церковь идёт в авангарде. Строительство собора откроет дополнительные рабочие места и новые денежные средства вольются в экономику Таджикистана.

Как прихожане восприняли ваше назначение и первую службу?

Назначение в душанбинскую епархию епископа — это уже повышение уровня приходской жизни. По прибытии я почувствовал воодушевление, да и храм был полон. Может, кто и пришёл посмотреть на меня из любопытства. Хотелось бы, чтобы те, кто за этим пришёл – вернулись.

Моя миссия просвещать людей духовно. Я говорю проповеди и регулярно, по воскресеньям веду в воскресной школе с прихожанами беседы. Часа по два и больше. С интересом выслушиваю вопросы и просьбы людей и по мере сил и разумения стараюсь помочь. Ко мне может подойти каждый. В этом – в доступности и близости епископа к каждому прихожанину – и заключается смысл дробления больших епархий.

Вас это не утомляет?

Наоборот – воодушевляет и вдохновляет, правда порой кажется, что сил уже на это нет…

А приходилось получать в спорах поражения?

Слава Богу, пока нет. Святой апостол Павел советует христианам уклоняться от споров. Поэтому, когда дискуссия перерастает в спор, мы замолкаем.

Вас назначили в отдалённую от Москвы страну… Не было желающих?

Напротив, желающих было много. Мы монахи как солдаты. Монах только 1 раз пишет своё прошение — чтобы стать монахом. Когда ехал сюда, наставники предупредили, что живут здесь добрые люди, в которых я найду утешение.
В той же Москве, богослужение кончается — все по домам. Здесь люди приходят до службы и после службы остаются, не устают меня ждать, чтобы пообщаться. Сама жизнь здесь идёт в другом ритме.

Вы ещё молоды, приятны лицом, крепки телом, а по Уставу должны воздерживаться от «радостей жизни» (супружества).

Человек – его сердце не может и не должен жить без радости, только радости у нас другие – духовные. Мы – епископы в монашеском постриге давали обет безбрачия и послушания. Монашество – это призвание, особое служение Богу. Я совершенно комфортно чувствую себя в любом обществе. Так что в этом вопросе проблем нет.

Здоровье как укрепляете?

Образ жизни монаха построен на молитвах и постах, они укрепляют здоровье. И сами богослужения требуют хорошей физической подготовки. Избегаю вредных привычек. К этому добавлю — люди, которые чаще бывают в церкви, меньше болеют. К тому же, ни с чем не сравнить полученную при этих посещениях храма человеком радость. Да и священники, которые постоянно служат, до глубокой старости отличаются отменным здоровьем.

А как ваша еда?

Ем, как полагается, в постные дни – постную пищу. Но вот что нельзя есть монахам, так это мяса – никакого, но зато ем рыбу, яйца.

В мирском представлении — мы монахи кажемся угрюмыми и тоскливыми. Это неправильно. У нас свои большие радости в служении людям.

Свой постриг в монашество я принял в 2005 году и ни минуты не пожалел об этом. Моя молодость пришлась на лихие 90-е годы, когда рушилась старая советская система, страну захлестнул бандитизм. До 29 лет я был человеком нецерковным. В храм не ходил. Вера не касалась моей жизни и была от меня сокрыта. Я был женат, но не имея призвания к семейной жизни, семью не сохранил. А потом в Москве случилась моя встреча с удивительным человеком иеромонахом — пустынником, прожившим в келье, в горах Кавказа 20 лет. Он то и предсказал мне, что буду я монахом… Он — мой первый духовник и наставник — нашёл ключик к моему сердцу.

Что вы пожелаете своим и вновь пришедшим прихожанам?

Обычно желают здравия и спасения — умения стяжать духовные дары… ну и материального благополучия. Люди живут очень бедно. Но не это главное.

Как святые отцы учили: «с верой в сердце претерпевать несчастья, скорби и болезни». Здесь в Таджикистане, при отсутствии материальных благ есть все условия, чтобы стяжать духовные дары. Я всем их желаю!

Беседовала Галина ДЗУТЦЕВА

Статья опубликована на сайте Pressa.tj,  и в газете «АиФ».

Опубликовано Рубрики Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *